Журнал «ДРУГ»
№4 2001

 СЕНБЕРНАР 
представляем породу

 Современная собака представляет собой сильно измененную реконструкцию ныне исчезнувшей древней догообразной породы. Принадлежит к числу самых крупных пород, когда-либо выведенных человеком. Кобели достигают веса 120-149 кг и размера хорошего мастифа, уступая последнему лишь в крепости сложения. Обычный вес колеблется в пределах 50-80 кг. 
Историю породы можно разбить на два условных периода, и речь пойдет о двух совершенно разных собаках, объединенных общим названием. Первый период длился со II в. до н.э. по XIX в.
Швейцария - первая и ближайшая к Италии страна на пути римских легионов на запад. Вслед за закованными в железо продубленными солнцем и ветрами воинами шли стада скота, табуны подменных лошадей для кавалерии и обозы. В обозах были собаки легионов, которых можно разделить на два близких типа: собственно боевые собаки и более мелкие и подвижные собаки, патрулировавшие растянувшиеся обозные колонны и помогавшие пастухам и погонщикам справиться с упряжными быками, козами и лошадьми. Железным потоком прокатились по Европе легионы в период расцвета Империи, разбивая разноплеменные орды, основывая города и поселения, в которых оставались гарнизоны для защиты римских колонистов. Псы-воины уходили вслед за солдатами, а псы-пастухи и сторожа обозов частично оседали в колониях. От этих собак и произошли многие европейские догообразные породы: аппенцеллер, энтельбухская овчарка, ротвейлер, бельгийский мастиф и большая швейцарская горная собака.
Когда римские легионы перешли через Альпы в районе перевала Сен-Готард и устремились в Западную Европу, возле этого места был построен храм, посвященный Юпитеру Громовержцу. Там же был организован сторожевой пост, преграждавший путь варварским племенам, пытавшимся отомстить захватчикам. Согласно римским хроникам, неотъемлемой частью быта затерянного в альпийских горах уголка империи были боевые собаки, которые не только облегчали сторожевую службу, но и выполняли роль упряжных и вьючных животных на труднопроходимых и опасных тропах. В то время в Альпах жилиплемена скотоводов, уже имевшие свои типы собак – охранников стад горного типа. Скорее всего, римские собаки свободно скрещивались с местными овчарками, подчас мало уступавшими пришельцам в злобе и крепости сложения, но гораздо более приспособленными к суровым условиям высокогорья, нежели короткошерстные обитатели теплых равнин. Эти предки сенбернара были куда как свирепы, и вряд ли кто-нибудь сумел бы в них распознать будущих альтруистов…
Шли столетия, с приходом варваров, святилище Юпитера было разрушено, форт уничтожен, но остались окрестные селения, где уже вошло в обычай разводить собак типа древнего сенбернара.
В Х веке на развалинах римских укреплений объявился странствующий монах. Это был Бернард из Ментона, позднее канонизированный Римско-католической церковью как Святой Бернард. Он основал на этом месте монастырь с приютом для путников, совершающих паломничество в Святые земли через альпийские перевалы. Позднее это поселение получило название "Приют св. Бернарда". Первоначально собаки традиционно использовались монахами в качестве сторожей. В 1476 году, когда в битве при Муртене сошлись войска бургундского герцога Карла Смелого с армией Швейцарской конфедерации, альпийский мастиф в последний раз появился на поле брани в качестве боевой собаки. Вступив в бой, лавина швейцарских горных собак в ожесточенной схватке одолела псов из лагеря герцога и облегчила победу конфедератам. В дальнейшем использование сенбернаров носило сугубо мирный характер. С ролью спасателей, по-видимому, они освоились спонтанно: после буранов, снежных лавин и морозных ночей, отправляясь на поиски жертв, монахи всегда брали с собой собак, помогавших обнаружить пропавших людей по запаху. Восемь столетий подобной ситуативной службы привели к тому, что с 1707 года, как свидетельствуют монастырские записи, монахи, наконец, поняли:собака, с ее чутьем, силой и густой шерстью, вполне может заменить человека в поисках и спасении пилигримов. К 1800 году уже существовал монастырский питомник, в котором претворялась в жизнь программа разведения и обучения альпийского мастифа как специализированной собаки-спасателя. Молодые животные работали вместе со взрослыми и опытными, подражая которым они наилучшим способом обучались. Обычно спасательная "бригада" состояла из четырех лавинных собак, к ошейникам которых были прикреплены деревянные сосуды с ромом. (Некоторые исследователи считают, что бочонок с ромом на шее собак - не более чем красивая легенда. – Прим. ред.) Обнаружив замерзшего путника, две собаки сразу ложились по бокам, согревая его своим теплом, одна начинала лизать лицо, стараясь пробудить его к жизни, а четвертая бежала в монастырь за помощью. Считается, что за время существования приюта собаки спасли более 2,5 тысяч человеческих жизней – этот долг никогда не будет оплачен человеком. Всем, наверное, известна история о знаменитом Барри, спасшем 40 человек. Это был самоотверженный трудяга, но молва пожелала за благо романтизировать его судьбу. Барри дожил в монастыре до глубокой старости и умер от паралича задних конечностей. Для героя этот финал был слишком прозаичен – и появилась легенда о том, что он якобы был застрелен 41-м спасаемым путником.
По дошедшим до нас источникам можно описать внешность рабочего сенбернара старого типа. Собака была значительно меньшего телесного формата, чем современные представители породы. Внешне альпийский мастиф представлял собой крепкую собаку с шерстью средней длины или короткой с густым подшерстком, относительно длинной массивной головой и мордой, великолепным аппаратом движения. Сильный, простой и целесообразный, он скорее напоминал современные пастушеские породы горного типа, например среднеазиатскую овчарку, с которой, несомненно, связан кровным родством. Окрас старых собак также варьировал: встречались трехцветные, подобные зенненхундам, собаки, а также рыжие, рыжие с белым и серые. На старинных изображениях встречаются также и белые, с редкими пятнами, и почти черные сенбернары. Видимо, монахов окрас и экстерьер интересовали в самую последнюю очередь, так как альпийский мастиф был, прежде всего, рабочей породой. Первые поколения вывезенных из Швейцарии сенбернаров отличались изрядной рабочей универсальностью и использовались золотоискателями на Аляске даже в качестве упряжных собак: вспомните "Зов предков" Джека Лондона. Согласитесь, ни один сенбернар современного типа даже отдаленно не ассоциируется с героем этой книги.
В XIX веке монастырские собаки получили известность в Европе. С этого момента можно говорить о возникновении тенденции к исчезновению рабочего типа альпийского мастифа и появлению иной, декоративной породы - сенбернара. Мода на этих благородных животных приобрела в кинологических кругах характер настоящей лихорадки: в мгновение ока Швейцария была наводнена предприимчивыми дельцами, наладившими неплохой бизнес на перепродаже щенков в богатые дома - прежде всего, Англии, Германии, Франции и Голландии. Монахи не устояли перед предлагаемыми им астрономическими суммами, и приютский питомник пал первой жертвой "сенбернарьего бума". Потом настал черед зенненхундов, а разрыв между спросом на щенков сенбернара и предложением все увеличивался и увеличивался. Конъюнктура рынка толкнула многих заводчиков на скрещивание бернских овчарок и зенненхундов с сенбернарами. Всякая помесь с преобладанием белого и рыжего немедленно продавалась под видом чистокровного сенбернара. Тогда многие зенненхунды и бернские овчарки превратились в сенбернаров за одно поколение!
В итоге к концу XIX века в Швейцарии почти не осталось чистокровных зенненхундов и бернских овчарок, гибель пород стала очевидной и неизбежной. Кроме того, многие владельцы были разочарованы простоватым видом "легендарного Барри". (Полное представление об облике этих собак можно получить, посмотрев фильм Чарли Чаплина "Золотая лихорадка". – Прим. ред.) Тогда заводчики решили "усовершенствовать" породу путем скрещивания с другими догообразными. В ход пошло все - от пиренейской овчарки до немецкого дога. Естественно, не были забыты экспериментаторами и английский мастиф с ньюфаундлендом. Так альпийский мастиф из заложников превратился в жертву собственной популярности. Продукт подобной коммерческой селекции сначала прибавил в размере и весе, теряя свободу и легкость движений, столь необходимые истинно рабочей собаке, но совершенно необязательные для части интерьера добропорядочного дома, в качестве которого его хотели видеть новые владельцы. Рабочий сенбернар, судя по имеющимся изображениям, имел плоский лоб и массивную, но не сырую морду. Мода на утрированную, округлую голову, так или иначе коснувшаяся почти всех заводских догообразных пород, не обошла стороной и его, наделив чертами монструозности. Чрезмерно сырые брыли, отвисшие веки, выпуклый лоб, укороченная морда - вот неполный перечень черт, которых никогда не было у альпийского мастифа. Так же серьезно изменился и характер. Появилось большое количество собак-астеников, неуравновешенных, вялых, безучастных ко всему, с очень низким порогом физической и психической утомляемости. Длинношерстная форма сенбернара оделась в роскошную, но требующую ухода "шубу", которой никогда не было у рабочих предков. Таким образом, образовалась новая, имеющая мало общего с оригиналом, но удобная в городском содержании и в качестве декоративного и импозантного компаньона, порода, известная под тем же названием, что и рабочие альпийские собаки, на тот момент еще имевшиеся в монастырском приюте.
В 30-е годы XIX века на Сен-Бернардский монастырь, где еще кое-как удавалось поддерживать заинбридированное малочисленное потомство старых рабочих собак, обрушились эпидемия чумки и предельно суровая, голодная зима... К весне монахи уже были вынуждены искать собак в европейских питомниках. Праправнуки тех "новобранцев" и сегодня живут в приюте, являясь скорее символом, нежели рабочими псами, ибо теперь это уже не лавинные мастифы, а сенбернары - собаки совершенно другой породы.
Современный сенбернар хорошо известен каждому любителю собак в России и за рубежом. Это огромная, величественная собака, которая должна, по идее, обладать идеальным характером собаки-компаньона, друга и телохранителя. Ему свойственно бережное отношение к детям, он послушен, вежлив и не склонен к суете, предпочитая спокойные прогулки интенсивным физическим упражнениям. Эта порода отличается миролюбивым характером - сенбернар с типичной психикой дерется с себе подобными только в целях самозащиты. Громадный размер собаки предполагает соответствующий аппетит.
К сожалению, в действительности длительное пренебрежение характером собаки многими заводчиками породило обилие собак со слабой психикой, злобных, трусливых, истеричных. В некоторых европейских и в меньшей степени в отечественных линиях встречаются сенбернары с врожденной эпилепсией. Этот грозный симптом говорит о том, что заводчикам следует уделять гораздо более серьезное внимание психическому здоровью и характеру собак.
Пагубную роль сыграло увлечение в бывшем СССР злобными сенбернарами, которых заводили "для охраны". Мало кто понимал, что злоба не должна быть свойственна этой породе. Может быть, сейчас оставят сенбернара в покое, усвоив, наконец, что он, конечно, может защитить хозяина, но сторожить дачу должна кавказская овчарка или московская сторожевая, специально выведенные для этой цели.
Еще одна проблема, ставшая настоящим бичом огромной собаки, - это дисплазия тазобедренных суставов. Наследственный недуг поразил большую часть современного поголовья и является мучением для собак и заводчиков. В Европе, где проводят рентгенологическое обследование племенных собак, положение постепенно исправляется; в России же между практическим собаководством и общепринятыми объективными нормами - "дистанция огромного размера"; внести какую-либо организацию в разведение не удается никому.
Ко всем прочим нашим напастям в процессе выведения и развития московской сторожевой неизвестное количество нечистокровных собак с документами сенбернаров влилось в поголовье, разводимое сейчас нашими клубами. Положение можно было бы поправить путем импорта высокопородных производителей из Европы и Америки, но капризная мода в России отвернулась от этой великолепной собаки, поэтому финансово обеспеченные любители предпочитают вкладывать средства в более экзотические породы, а клубы не обладают возможностями для покупки племенных животных. В целом по России сейчас распространены либо собаки "с головой", либо "с ногами", содержащие, как правило, примесь крови кавказской овчарки. Собаки, обладающие и тем и другим, находятся в меньшинстве, но пока есть любители и энтузиасты породы, ее будущее не перечеркнуто. За рубежом сенбернары сейчас весьма популярны, что является следствием выхода на экраны фильма "Бетховен". Эта великолепная, но трудная порода, популярность которой на Западе свидетельствует о том, что и в России мода на экзотику не будет вечной, что вернется любовь к старым, добрым сенбернарам, не перестающим удивлять человечество, о чем свидетельствует Книга рекордов Гиннесса. В ней значится: самый тяжелый кобель по кличке Бенедектин весил 135 кг; самый большой груз, буксируемый собакой на расстояние 15 футов за 90 секунд составил 6400 англ. фунтов (2905,7 кг) и принадлежит этот рекорд сенбернару Бранди Беар; сука этой же породы Карэлесс Энн произвела на свет 23 здоровых, жизнеспособных щенка.

Александр ИНШАКОВ,
Евгений ЦИГЕЛЬНИЦКИЙ

Использованы 
старинные репродукции, а также
фото Ольги Агаджановой,
Елены Мацелик,
Леонида Зинкевича

Литература
Найманова-Гумпал.
Атлас пород собак.- Прага,1988.
Богданов Е. Происхождение домашних
животных.- Москва, МСХИ, 1913.
R&R Beaver. All About St. Bernard.
Pelham